100 километров на лыжах за раз (Павел Воронцов)

100 километров на лыжах за раз (Павел Воронцов)

100 километров на лыжах за раз

— Человек не знает своих возможностей.
— И это хорошо.

5.15. Подъём. Сегодня 27 февраля 2011 года, воскресенье. Температура -17, по прогнозу поднимется до -10, облачно, ветер слабый – это хорошо. Луна в четвёртой четверти. Скоро весна, а  сегодня будет гонка на лыжах и мне надо будет проехать 100 километров по живописным  лесам, полям и оврагам Подмосковья, и это моя первая сотня.  Моя главная задача – не сойти с дистанции. Электричка в 7.10 с Ленинградского. Надо садиться в третий вагон. Сафронов Александр Иванович там будет  раздавать номера.


Соревнование проходит уже 35 раз, а зарождалось движение ультрамарафонов ещё в 60-х годах. Первым его руководителем был Александр Хананович Синельников (1925-1992) – сейчас это легенда. Это было поколение тех, кто, будучи мальчишками, вырвали победу из глотки у немцев. Сохранились фотографии тех лет, черно-белые
http://aisafronov.100km.ru/about/istoriya-gruppy
http://super-dmitriev.narod.ru/kanz/dvn.html
Вторым руководителем стал Александр Иванович. Сейчас эта сотня так и называется «Cафроновской». Катаюсь я как-то на лыжах зимой 2005 года на даче в Калистово и в глубине леса, прямо на дереве висит ссылка aisafronov.100km.ru, а через километр ещё такая же, а потом ещё. Чудно мне стало от такой информатизации. Вообразить тогда, что люди способны пройти 100 километров, было невозможно.
В 2006 году я прошел свои первые 30 километров от Калистово до Морозок, у меня получилось больше 6 часов. В следующем году я сумел пройти туда и обратно и купил новые лыжи. Лидеры соревнований, опытные марафонцы за сезон проходят до 2000 км на лыжах. Говорят, что Сергей Гаврик, пришедший в этом году первым на сотне, за зиму проходит 4000 км, понять это я не могу (и не верю поэтому), но я это запомнил. А вот здесь http://aisafronov.100km.ru/about/safronovskaya-dieta немного о том, как он начинал. Посмотрите, какой цветущий, жизнерадостный вид у человека на фото до тренировок, и какой измождённый теперь.
Для полноты картины надо сказать, что профессиональных, действующих спортсменов-лыжников на гонке нет, им это неинтересно, призов нет никаких, трасса совсем не для спортсменов. Несмотря на то, что прилагаются значительные усилия для подготовки трассы, расчистки её в течение года, иногда на самих соревнованиях лидерам приходиться тропить занесённую снегом лыжню почти как по целине (тропить – новый для меня глагол).
На главном плане Сафронов А.И. – ктн, кмс, инструктор высшей категории по горному туризму, судья республиканской категории.

Общие рекомендации для тех, кто хочет хорошо выступить на сотне – надо накатать 700-800 км за сезон. У меня в этом году было пять тренировок, больше не получилось, могло быть и шесть, но шестую я проболел, а могло быть и семь… Всего я за эту зиму прошёл 300 км, это мой лучший результат и в этом году я в самой лучшей своей спортивной  форме. В прошлом 2010 я сильно болел гриппом, похоже тем самым, свиным, температура была за 39, давно я так не слегал, к концу февраля я, конечно, оклемался, но о соревнованиях речи быть не могло. В 2009 я тоже пытался (в слове «пытка» тот же корень) пройти сотню, но это было несерьёзно. Для участия в соревнованиях  надо на них записаться, а для этого надо пройти вместе с группой хотя бы один подготовительный поход, запись на привале. Пока я доковылял до места привала, а это километров сорок, там уже никого не было, все уже  пообедали и ушли, угли костра чуть теплились. Такая организация — хороший фильтр для желающих, но не способных пройти сотню.
Афанасенков М.А. – опытный ультрамарафонец, соруководитель группы, третье поколение в руководстве, создатель сайта www.100km.ru, в этот раз пришёл пятым.
8.08. Двери электрички открываются на платформе Поварово – гонка начинается. На дистанции будет три промежуточных костра и четвёртый финишный. На них предусмотрено питание и питьё, желающие могут отдохнуть и погреться, первый костёр через 42 км, а через 25 км на трассе будет сидеть тётушка и предлагать тёплый чай, морс, курагу и изюм. Лидеры решительно прыгают с платформы, для них дорога каждая секунда, опытные, бывалые марафонцы всё на старте делают не спеша, без суеты, 100 км – дистанция длинная. Есть ветераны, которые участвовали в этих соревнованиях по 20-25 раз и даже более. В этом году до финиша дошёл мужик 1939 года рождения, ему уже за 70, а он дошёл, он начинал ещё с Синельниковым.  Но всё в жизни имеет свой предел, вот тот, который 1937 года рождения стартовал и сошёл с дистанции. Старикам здесь не место!
Через пять километров надо пересекать Ленинградское шоссе – опасное препятствие, хорошо, что это происходит в светлое время суток, в начале пути, когда люди ещё полны сил и без труда способны к концентрации внимания. За неделю до этого проходит ещё одна подобная гонка, Дмитровская, маршрут у неё считается более сложный и кроме всего прочего ленинградку приходится пересекать на заключительном этапе, как правило, в темноте.
Прошло три с половиной часа. Люди вработались. Я парень жилистый, упорный и выносливый, все эти качества очень полезны для ультрамарафона на 100 км, но только я тормознутый. Меня обходят пенсионеры, девушки, женщины средних лет. Из 59 настоящих мужчин дошедших до финиша четверо оказываются настоящими женщинами. Меня обходят, всего более 40 человек обошло меня до первого костра. От меня есть польза на трассе, когда меня обгоняют, у спортсменов выделяются эндорфины – гормоны счастья. А я иду выше всех своих тренировочных графиков, во время подготовки я так быстро никогда не ходил, потому что всегда со мной был груз, термосы, еда и сейчас первый раз я иду налегке. Я иду даже быстрее, чем планировал, к часу дня я прихожу на первый костёр, я 56-ой. Меня встречают как родного. На первом костре дают много еды, горячий суп, горячая жидкая каша, я её выпиваю залпом, также как и суп, печенье, вафли, зефир, даже немного красной икры. Я проглатываю всё и выпиваю морс, много порций. Очень вкусно. Лидеры утверждают, что наедаться на первом костре не следует, скорость после этого резко падает, но этот совет не для меня. Я перемазываю лыжи и отправляюсь дальше, после обеда у меня прекрасное самочувствие, у костра сидит много народа, но я не понимаю, зачем они это делают, я полон сил и не хочу терять время. После костра длинный спуск, я лечу вниз к Дмитровскому шоссе и каналу.
После первого костра меня уже никто не обходит. А после второго питьевого я сам обхожу двух, затем ещё одного и перед самым третьим костром ещё. Я хорошо качусь, с каждым шагом растёт уверенность в собственных силах, за два часа я пролетаю 18 км от второго до третьего костра. Третий костёр на 75 км. Это самая удалённая точка от старта, в 3-4 км отсюда проходит Ярославская железная дорога, после него мы должны повернуть обратно и возвращаться к Савёловской жд. На костре мне сообщают, что ещё это и самая высокая точка дистанции, дальше будет дорога идти вниз, на тренировках я этого не замечал. Меня кормят, я опять перемазываюсь и ухожу. На тренировках я никогда не проходил больше 75-80 км, поэтому я сейчас отправляюсь как бы в область неизведанного для себя. Но настроение хорошее, я никогда не проходил 75 км засветло, а сейчас только пять и  до темноты ещё 1,5 часа. Я лечу по Абрамцевской просеке, навстречу идущие лыжники, видя мой номер, уступают дорогу и желают удачи.
Те, кто считают, что 100 км это очень-очень большая дистанция, не готовы к её преодолению. На самом деле это сто раз по одному километру, а один километр это немного. Опытный лыжник чувствует каждый километр из ста.
Настоящая гонка началась после 90 км. Стемнело. Я ощущаю голод и  съедаю плитку шоколада. Шоколад «Риттер Спорт». Все 90 км она оттягивала мне карман, и я уж думал, что неприкосновенный запас так и будет до конца только моим стограммовым утяжелением и не пригодится. На самом деле профессионалы советуют если брать шоколад, то лучше брать пористый, он не твердеет и его легче жевать на морозе.

Я узнаю, что такое молодость. Передо мной идёт парень, лет на 10-15 моложе меня. Выходим из леса на поле перед Никулино, парень сворачивает в сторону, останавливается, бьёт лыжной палкой по снегу и тревожно спрашивает, а где костёр? Я в недоумении, я говорю, что костров больше не будет, будет только на финише. А он говорит, что да, именно финишный костёр здесь и должен быть. До финиша ещё километров 10, я пытаюсь ему это объяснить. Но на 100 км ходят упрямые люди – совсем не просто их в чём-то убедить. Парень проезжает ещё метров 10, опять останавливается и бьёт палкой по снегу сильней. Но костра нет. Представляю, как ему трудно, он рассчитывал свои силы исходя из того, что уже финиш, а надо пройти ещё десятку. Я бы с такими знаниями маршрута не решился на 100 км, каждый участок гонки я прошёл по отдельности несколько раз. А он решился. Хорошо быть молодым. Я его обхожу.
Во время тренировок я научился ездить по лесу в темноте. А вот спускаться в кромешной тьме с горы — это удовольствие ниже среднего. В Японии каждый самурай проходит курс подготовки по правильному совершению сеппуку – мне кажется, это приятней, чем ехать вниз ничего не видя со всё время увеличивающейся скоростью. А ведь есть люди, которым горнолыжный спорт нравится, добровольно в свои законные отпуска они ездят заграницу покататься в Альпах, бывает же такое.
На соревнование я взял налобный фонарик, ошибкой было то, что я давно им не пользовался и не проверял, при самой незначительной тряске он вдруг самопроизвольно
выключался, и приходилось его постоянно включать и ехать осторожней.
На финише маршрут сложный, спуски, подъёмы, маленький мостик через реку, повороты под 90 градусов, даже с фонариком я всё равно падаю на спуске.
Из положения о гонке.
4.1.За своим самочувствием Участники следят самостоятельно. Организаторы не предоставляют Участникам никакой квалифицированной медицинской помощи. На контрольно-питательных пунктах и на финише наличия медицинских работников не предусмотрено. Участники должны понимать, что гонка на 100км является экстремальной нагрузкой и ответственно отнестись к своему здоровью. Принимая участие в гонке, Участники действуют на свой страх и риск, полностью принимая на себя ответственность за возможные последствия для сердечно-сосудистой системы, травмы, а также другие нарушения своего здоровья.
20.33. Настоящий финишный костёр большой, видно издалека, даже в лесу метров за 100.
И всё-таки 100 км по Подмосковью – это не настоящая жизнь. Это только тренировка, хорошая, но тренировка. Хорошо кормят, хорошо поят, если устал, то можно сойти. В жизни нужно уметь, дойдя до финиша, вернуться по тому же маршруту обратно. Многие участники Сафроновской сотни ходят в многодневные автономные лыжные походы по сибирской тайге или, например, по Приполярному Уралу. Там нужно идти 30 дней при температуре до -40 С, и все ресурсы, которые можно использовать, надо тянуть за собой на санках. Небольшая ошибка в подготовке может привести к обморожению и потере пальцев рук или ног. А совокупность нескольких к более серьёзным необратимым последствиям. Иногда условием для желающего участвовать в таком походе является попадание в первую двадцатку в гонке.
Как я рад видеть у костра людей, которые меня ждут. Меня все поздравляют, предлагают выпить коньяк, на смёрзшиеся крепления лыж мне льют горячий бульон, по-другому их не снять. Тадеуш Щепанюк, сам Тадеуш Щепанюк 1956 года рождения, неоднократный лидер этих соревнований, у которого 19 стартов и финишей, пришедший сегодня третьим бегает вокруг меня, нянчится как с маленьким ребёнком, приносит супчик, гречневую кашу, бутерброды с селёдкой.
Сафронов высказал свои поздравления, сказал мне:
первое — что я слишком медленно шёл,
второе – это потому, что тепло оделся,
третье – поэтому вспотел, пот проступил через одежду и замёрз на номере, теперь его надо долго сушить.
Итог всех умозаключений в коротком руководящем требовании: «Снимай номер».  Сафронов их собирает у всех, кто дошёл, и ему их ещё тащить.
В 200 метрах от костра, у дороги меня ждёт брат с машиной. Брат – мастер спорта, чемпион страны, на мою лыжную суету он смотрит со снисходительной, одобряющей улыбкой профессионала. Брат —  моё естественное конкурентное преимущество, остальным надо идти ещё шесть километров до железной дороги. А я сажусь в тёплую машину и переодеваюсь в сухое, для меня соревнование завершилось.
Если вы не чувствуете в себе силы пройти 100 километров, то не ходите. В жизни есть много интересных и более безопасных занятий. Вот, например, полёты на паралёте ,  в районе деревни Кузяево, где финиш гонки. В процессе подготовки я несколько раз проходил кузяевское поле в светлое время суток в воскресные дни и всегда там видел в воздухе дельтапланы, парапланы, паралёты. Мороз, ветер, а они на высоте 100 метров кружат, парят, туда,  сюда. Здорово. Если тепло одеться, то совсем не холодно, а если иметь совсем небольшие навыки в пилотировании, то и риска никакого, что такое 100 метров высоты.
Но всё же помните, что все люди разделяются только и строго на две категории, те, кто может пройти 100 км на лыжах и те, кто этого сделать не может. Сегодня я смог, а смогу ли я это сделать завтра? Я не знаю. Весна уже совсем скоро.

Купить спорттовары в Москве