Верхом На «священной Корове», Дмитриевский лыжный кросс на 100 км

Верхом На «священной Корове», Дмитриевский лыжный кросс на 100 км

ognevАвтор — Андрей Огнев (клуб КАРАВАН).

На Масленицу — со своими блинами

Середина февраля — разгар лыжного сезона, масленичные угощения, дым шашлыков и разноцветные комбинезоны лыжников где-нибудь на «Лыжне России» или «Николовом Перевозе». Знакомые с деревенского детства пупыри, бугры и кочки изъезжены вдоль и поперек и по сугробам, и на гонках. И сколько бы автор ни посмеивался над кроссом по самодеятельной лыжне, все же любопытство наконец привело его на туристский суперпупермарафон — Дмитриевскую «сотню». Иначе — 100 км за один день, ну или хотя бы за полсуток.

Сошлись вдруг на небе звезды и подарили морозную зиму, немного снега и плотный снегоходный накат под обычно сиротскую туристическую лыжню. Автор по обыкновению закатался накануне вечером на горных лыжах, проспал утро субботы и не попал в караванский поход по Дмитриевской петле за неделю до «сотни», где, следуя обычаям «элитарной» группы, на пионерском костре должен был быть посвящен к участию, так как активно пропиливал, расчищал и топтал различные лыжные маршруты.

Частным порядком (регистрация почему-то заканчивалась в субботу 06.02.2010 г. — за неделю до старта (!)) — на лыжне, по электронной почте — обойти пионерскую процедуру не удалось; не имели результата ни ссылка на партнерские отношения «Каравана» с группами Дмитриева и Сафронова — пропиловки-мосты-тропежка-дрова, ни упоминание караванщиков среди участников обеих групп и их «сотен», ни перечисление собственных лыжных подвигов: анонимные организаторы (на сайте нет форума, а сообщения периодически редактируются) предложили автору «отдохнуть», заметив, что «сотня» не предусматривает открытого участия.

За возможность порезвиться в лесу пришлось платить — и не по рублю за километр (взнос на «сотню» — 100 деревянных, а лыжи давно пластиковые; пластик — к пластику — вот вам уведомительная регистрация с оплатой через банк-банкомат), а весом гоночного… рюкзачка, с раскладкой на те самые полсуток. Поскольку дрова на Зеленинский костер за неделю напилил бензопилой караванщик Михаил Силаев, и обогрев был обеспечен де-юре, автор сэкономил только 300 г на спиртовке, не говоря уже про газовую горелку.

А что у вас, ребята, в рюкзаках?

Рюкзак лыжный Rossignol Tack Lite 20, 530 г.
Бахилы всесезонные универсальные, р-р XL, в упаковке, 590 г.
Чехол лыжный Salomon Nordic Ski Pack, связки Star, «Николов Перевоз», 225 г.
Предметы экипировки (запасные шапка, варежки, носки; куртка Salewa Spinball с мембраной Gore-Tex Paclite (290 г); аварийные эластичные наколенник и бинт), в упаковке, 770 г.
Термос Salewa Thermo-Star Lite 1.0, 765 г + 1 000 г — чай, в упаковке 65 г = 1 830 г.
Контейнеры для продуктов, ловилка (она же — виложка) Light my Fire, 355 г.
Продукты.
Телефон, фонарь; коврик, пленка от искр; мелочи.

Вес на старте, лыжный — 7 460 г (!).

Вес БЕЗ продуктов и их упаковки, пеший: 1 990 + 165 (гетры) = 2 155 г.
Вес БЕЗ продуктов и их упаковки, лыжный: 1 990 + 290 (куртка) + 225 (чехол) + 590 (бахилы) = 3 095 г.

Вот так, вместо взноса в 100 руб. и куриного супа, геркулесовой каши, морса, чая, шоколадных конфет и прочего, автор прокатал ~4 300 г «живого» веса и даже не съел его полностью: гонка? турпоход? комфорт-трофи?!

Хмурая свежесть

По признанию самих лыжебежцев, погода, наверное, идеальная: стабильный мороз в течение дня -9…-11 *C, слабый южный ветер, почти везде в попутно-боковом направлении, небольшой снег, пасмурно — ничто не отвлекает от главного.

Бег вприпрыжку — лыжный праздник

Примерно на 85 % — свежая мягкая неглубокая лыжня, остальное — укатанные полевые зимники. Все непростые спуски — под Клубиш, с Афанасовского «хребта», к усадьбе Блока, в Фединский овраг наезжены в широкую лыжню и проходимы на скорости со свистом; даже лесовозный спуск под Зелениным укрыт снегом, и лишь у вырубок имеет узкий голый жердевой настил — единственные пять бесснежных метров, не считая автодорог. Даже от Есипова мимо IKEA в Поварово чистая гладкая лыжня!

Малоснежье предопределило и «высоту» трассы: давно сошел снег с деревьев, кусты орешника — лишь часть пейзажа, а не живая изгородь. Редко где лежало закрытое снегом бревно поперек. Единственная из естественных преград — вскрывшаяся Каменка поперек лыжни на спуске и в темноте. Искусственных преград не встречено, за исключением единственной прогуливающейся лыжницы, по-моему, в Булкове, видимо, незарегистрировавшейся, и, наверное, вечность простоявшей в сугробе у лыжни, пропуская вереницу кроссменов, а также веселых ребят у Раковского перекрестка вечером, предлагавших стаканчик на дорожку.

Профиль трассы — разумный на все 100 км: на свежие силы — горки до Ивлева, технический отрезок Раково — Зеленино; легкая по рельефу «петля»; больше половины третьей части 29 км — от Раковского перекрестка до Есипова — идет под уклон тремя участками до самого Поварова. Наконец выпала возможность, пусть и не везде, пройти дистанцию спортивным длинным прокатом, забывая временами про подсечку шага на бессчетных лесных кочках, проходя неровную равнину одновременным одношажным и мощным бесшажным, многокилометровые отрезки под уклон — исключительно на руках и даже в низкой посадке.

Иначе — и трасса оказалась идеальной (особенно после лидеров) именно в день кросса: накануне сильный ветер, поземка и перемет лыжни, с вечера под утро следующего дня — настойчивый снегопад. «Лыжня не тает», но бежит забора из колючей проволоки, и если отрезок Раково — ур. Булково — Титово будет перекрыт, то дмитриевцы потеряют и в километраже, и в видах; наверное, стоит послать их вслед за В. Н. Дмитриевым: Раково — Чеприно — Фофаново — Титово, по маршруту из начала 70-х.

В бананово-лимонном

Скольжение если не великолепное, то очень хорошее, как и держание. Отлично катили у многих Fischer RCS, и Fischer в целом как преимущественная марка «сингапурского» цвета лыж, как и Sable …Skate; а вот у автора замечательно зарекомендовали себя Atomic Touring Cross TX11 48-44-46 мм, 205 см. Судя не только по названию, специально предназначенные для подобных приключений: не жесткие и не мягкие; со спортивной базой BI 3000; упрочненные и более широкие и устойчивые, нежели гоночные и марафонские модели.

Как и многие, дважды смазывал лыжи при помощи пламени костра: до и после петли.

Крепления Rottefella NNN R3 Classic (как всегда, надежная работа в любых условиях); ботинки Rossignol X-Ium Classic — легкие и мягкие гоночные; палки Fischer RC1 — непритязательные, с металлическим наконечником, чтобы при случае не жаль было стукнуть об асфальт, хотя и с маленькой лапкой, тем не менее находившей твердую опору впритирку с лыжней.

Паровозик от Морозок

Участники — увлеченные энтузиасты. Не важны разминка, лыжная техника, подбор инвентаря и экипировки, питание и нормальный отдых. Каждые выходные — поход на 40-50-60-70 км, при регулярном занятии набирается сумасшедший для любителя объем и километраж.

Растолкавшись со снега от Дмитровского шоссе, сели вагонами за одним таким паровозом на горе у Варварина — RCS, замечательно катят при явной натренированности и в то же время слабом присутствии техники, но желании удержать темп. Скат под Григорково, тягун после Дьякова, горки в елках, елки в горках — идет всё; думаю про себя — если так прикатим к Раковскому перекрестку, то я ничего не понимаю в лыжах. Лыжник в красном остановился у Волгуши, автор сел за еще более неспортивным С ВИДУ молодым человеком (шаровары, широкие туристические лыжные ботинки, палки по полкило весом) с просто отсутствием техники классических лыжных ходов (ранее обучение специалиста на уроках физкультуры с 4-го класса средней школы, сейчас с 1-го).

В который раз вспомнил Леонида Ливеровского и его восхищение чудо-туристами, как и рекомендованную им статью Ивана Исаева — редактора журнала «Лыжный спорт» — о борьбе мастера спорта со снегом в бескрайних полях подобной — Сафроновской — «сотни», затем и описания тестов горных лыж Михаила Захарова (СК «КАНТ») — «эти лыжи идут всё» — подразумевая: «этот лыжник (стоит добавить — и велосипедист) идет всё»: и горки, и равнину, и спуски — пускай неправильно, зато кажется, что быстро, и километров много!

Стартовав из второй половины группы, смог разглядеть многих участников до костра (34 км); удивило, как медленно пошли в гору со старта; вежливо уступаем друг другу лыжню; совершенно не развит одновременный бесшажный ход, ибо было куда воткнуть палки (совет посмотреть лыжегоночную программу Олимпиады); совсем мало падений; как быстро расцепился в лесу перед Афанасовкой «поезд» из 10-12 человек — кто-то упал, кто-то поспешил на костер, а кто-то не стал терпеть и остановился, у других пошли стрелять лыжи (?); предложение Михаила Афанасенкова и его компании необыкновенного напитка на хорошем «тренерском» месте на середине Раковского тягуна.

…На снежной обочине у Есиповского финишного костра горит свечка, спрятанная в снег и заметная издали с 300 м, последняя регистрация на больших бумажных «простынях»: бледные в вечернем свете костра молодые люди поздравляют друг друга с первыми в жизни 100 км. Разве? Ведь впереди еще 6 км до электрички.

«Караван» бежит?

«Петля», повторюсь, показалась легкой, короткой и необременительной; туристы посыпались, как горох — накатывал по 10-15 человек до Зеленина, а затем и до Есипова. Интересно, что лишь один человек при обгоне поборолся с автором: сначала «сел» за ним, а затем обошел и отъехал вперед; автор накатил беглеца у финишного костра. Кто бы вы думали это был? Многократный победитель (хотя говорить об этом у дмитриевцев не принято, а время проставляется по алфавиту) Дмитриевской «сотни» КАРАВАНЩИК первого поколения товарищ Чуркин!

Недаром мы сидели с ним рядом на трех кострах за гонку и постепенно познакомились — старая красная хлопковая веломайка с пристегивающимися рукавами на пуговицах о чем-то да говорит. Это его коньковые «Сабли» уезжали от меня в елках под Шелепановым, ну а догнать коллегу наверняка помогло его же угощение — малиновый настой.

Из второго-третьего поколения караванщиков бежали А. Бобков, Д. Антипов и Т. Воробьева — в лидерах, Е. Реброва и С. Авдотьин — в замыкающих. На дистанции никого из них не видел и пошутить не смогу, на первом Зеленинском костре были все перечисленные, а что случилось с ними дальше — смотрите итоговый протокол дмитриевцев. По крайней мере первые были увлечены самими собой, вторые — протокольной частью.

Три костра и один финиш

Пламя костра в формате лыжного кросса, мягко говоря, расхолаживает. Нужно зарегистрироваться, снять лыжи, сесть на пенек, съесть пирожок, намазать лыжи, не оставить желтой метки ближе чем в 50 м от лыжни и сделать еще много чего полезного. Тем более автору, у которого отсутствует олимпийская аккредитация и, соответственно, право на пищу из общего котла; приходится перетряхивать рюкзак и раскладывать походный стол. Исходя из таких условий «гонки», почему бы комфортно не посидеть на туристском привале часок-другой? Впрочем, хозяйки-распорядители угостили меня вкусными куриным супом с мясом, морсом, компотом (?), и тут расчеты мои по раскладке продуктов, как и по времени отдыха, рухнули — часть продуктов привез домой… Спасибо им за теплый прием — регистраторам, костровым и поварам — за незапланированный для них визит автора.

Но снова анонимный — сначала виртуальный, а затем и реальный — организатор не дает расслабиться путешественнику, так и режет: «…здесь Вас никто не ждет…», а потому — в дорогу! По ходу кросса, разумеется, всех его четырех отрезков 34 + 30 + 29 + 6 =~100 км, ни разу не останавливался, да и зачем? Снимал лыжи на Рогачевском, Таракановском, ну и Ленинградском шоссе; пробежал с ними в руках кривыми замусоренными хворостом колеями вдоль вырубок перед костром на 33-м км — жаль инвентарь; так же перебежал и явно противоречащий требованиям FIS крутой «нырок» поперек глубокого Гудинского оврага.

После финиша в Поварове усталости как не бывало — часовые посиделки у костра снимают любое напряжение. Расход сил не сравнить ни с одним спортивным марафоном — что коньком, что классикой: в спорте куда более значительные нагрузки, и сопоставлять их с туристским кроссом было бы легкомысленно.

Спортсмены и туристы

Разные миры. Интерес первых — результат, вторых — процесс. Спортивный принцип — человеческий фактор. Открытое участие и победа сильнейшего — меркантильная польза и психологическая совместимость в группе. Звездная болезнь — комплекс Наполеона.

Организаторы прошедшего кросса задним числом сочиняют новое Положение о «Суперсотне» со старыми задачами: «…проверка технического и тактического мастерства туристов… способности выдерживать длительные физические нагрузки» и новым наполнением — допуском с 50%-ным участием в походах группы и участием в порубочных работах, постоянным членством, начиная с трех лет (непрерывного стажа (?)), рекомендацией постоянного члена, возможным собеседованием с организаторами, отказом в регистрации без указания причин и прочая, и прочая. Наконец, «участник (как и «почетный гость» «из московских лыжных групп» — А. О.)… [без] …предварительной регистрации, не упоминается в протоколе и не должен подходить к кострам… за исключением экстремальных случаев».

Не тает не только лыжня, но и премудрость дмитриевская. (Почему-то сразу вспоминаются «бюрогарщина», «чинуши», «турьё пехотное»; папаха, шашка или на худой конец перемотанный синей советской изолентой и требующий регулярного отмачивания сточенный топор деда Цукранга…)

Элитный случай

Когда бегут кросс на гоночных лыжах и с прогулочными палками, и несоответствие инвентаря условиям трассы налицо; когда большинство участников беспомощно в лыжных ходах одновременно с прохождением гигантской для своей подготовки дистанции; когда увлечение маршрутным треком не в состоянии «подтянуть» дистанцию «сотни» до стандарта 100 км; когда существует активное нежелание заниматься коммерцией и привлечением спонсоров; когда руководители заинтересованы в закрытой кастовой организации коллектива, и к новичку напряженно приглядываются; когда путаница в документах неформального объединения — от уставных до текущих — не позволяет опубликовать официальный протокол по прошествии нескольких дней после кросса, — можно предположить, что вы попали в «элитную» лыжную группу.

Если размашисто бегут попеременным двухшажным в клетчатых ковбойских рубашках, некичливые, открытые, приветливые ребята, радушные к гостю-лыжнику, а на привале играют в волейбол — то вы оказались в самой обычной московской лыжной группе.

Бегут, катят, гуляют, широко сидят вокруг большого костра, тостуют, взрывают, поют — добро пожаловать в велоклуб «Караван»!

Результаты — кроссмейстерские

Выборка данных из предварительного протокола группы Дмитриева.
Финишировавших: 69 + 8 = 77 чел., прошедших не полностью: 14 чел.

Авдотьин С. 8.24-12.10/12.45-16.08/16.40-19.53.
Антипов Д. 8.24-11.16/11.42-14.12/14.33-16.58 (6).
Бобков А. 8.24-11.18/11.48-14.17/14.52-17.16 (9).
Волков О. 8.24-11.11/11.35-14.03/14.16-16.38 (3-4).
Воробьева Т. 8.24-11.25/11.35-14.16/14.32-17.01 (7) (1) — из восьми женщин, + 30 мин. 2-му месту)).
Гаврик С. 8.24-11.03/11.26-14.03/14.07-16.30 (2).
Нестеров А. 8.24-10.55/11.25-14.02/14.14-16.20 (1).
Реброва Е. 8.24-12.36/13.10-16.48/17.10-20.36.
Чуркин А. 8.24-11.46/12.07-14.56/16.20-19.24.
Щепанюк Т. 8.24-11.14/11.26-14.07/14.17-16.38 (3-4).

Огнев А. (свое питание) 8.26-11.33/12.38-15.19/16.35-19.24//19.45-20.20 (пл. Поварово). Эл-д в Морозках 8.18 — в Поварове 20.31. Чистое время: 3:07 (34 км) + 2:41 (30 км) + 2:49 (29 км, в сумерках, с фонарем) + 0:35 (6 км, с фонарем) = 9:12 (~100 км).

Почему-то уже на финише приходит мысль, что можно было бы и… погоняться. Оказывается, это престижно — закончить туристский кросс раньше товарища!

Экспертиза техники в Москве