О грустном

О грустном

На лыжный форум скиспорта захожу редко, и почти непрерывно в последние годы невольно натыкаюсь на вопиющие факты уничтожения даже тех жалких остатков лыжней и лыжных трасс в Москве и Подмосковье, которые пытаются поддерживать совершенно без государственной поддержки последние, ещё не вымершие, лыжники-любители.  О каком здоровье населения, о каких олимпийских победах, можно вести речь, если уже сейчас большинство школьников и студентов Москвы не знают, что такое лыжи ВООБЩЕ??? 

Вот типичные цитаты всего из ОДНОЙ, послеолимпийской, ветки форума:

 
Алексей Ильвовский
10 лет назад на Сходне бегали 10 км одним кругом. Тогда же там было поле (чуть в стороне от базы), где дети из СДЮСШОР «Спартак» (и многие взрослые) катали по серпантину весь первый снег. И это были уже ОСТАТКИ, после 7-8 лет непрерывной застройки (за время которой Подрезково исчезло полностью).Сейчас и это ВСЕ продано, на том поле уже 9 лет как коттеджи. В этом году еще один подъем на основном круге съел забор от коттеджей. Послезавтра будет «Сходненская лыжня», так есть проблема накрутить 5-ку (!!!) одним кругом; при том, что 2,5 км из них давно уже — это петельки в загончике вокруг старта-финиша (это все равно как на Планерной вся трасса проходила бы на стартовой поляне, а вокруг забор стоял. Но скоро так и будет!).А вообще — поговорите с Лобачевым, он местный, он Вам расскажет про местную жизнь и про прогноз, что НИЧЕГО вообще не будет там через год: ВСЯ земля под трассой и стартовой поляной ПРОДАНА.А так — все хорошо, прекрасная маркиза

Виктор Банецкий
Cходня
Не могу сдержаться по Сходне! Там остались жалкие остатки былой любимой трассы с характерными пологими подъемами в лесу и такими же затяжными спусками. Сейчас перестал туда ездить вообще. Это не трасса, а посмешище над нами. Дальше будет хуже. Уничтожение трасс в Москве и МО происходит практически везде. Кроме этого подготовка трасс кроме Одинцово и Головино абсолютно не соответствуют даже минимальному уровню. Энтузиасты делают все возможное, но добиться бураном качества, которое может сделать ретрак,невозможно. Все последние марафоны после снегопада бежали по колено в снегу. Жаль, что ничего не изменяется к лучшему

 

 
Iгор Penzuch
Вчера, 28 февраля, двое на снегоходах, один — одет в форменную куртку МЧС, второй — в форменную верхнюю накидку ДПС, на большой скорости, подвергая риску жизни детей и прохожих, уничтожали классическую лыжню на лыжной трассе и стадионе Фермы на снегоходах. На просьбу прекратить разрушение лыжни последовало намеренное уничтожение последней. По словам очевидцев, днем ранее эти же снесли лыжню на спусках, подготовленных для районных соревнований.Лыжная трасса на Ферме, имеющая более, чем 30-летнюю историю, прекращает существование и со вчерашнего дня, 28 февраля, не поддерживается. Остается только 2.5км для тренировок детей — дистанция, которую способны еще поддерживать несколько взрослых и подростков в на личные средства и в личное время. Другой поддержки нет. Мы не в состоянии исправлять последствия вандализма владельцев квадроциклов, кроссовых мотоциклов, снегоходов и автомобильной техники, безнаказанно уничтожающих лыжную десятку.

Последняя лыжная трасса в черте города Сергиев Посад прекращает свое существование. Открытых соревнований зимой и летом на Ферме в будущем больше не планируется.

Глубоких спортивных успехов в СочАх

 

А вот достаточно меткие наблюдения Штефана Шолля (НЕМЦА!) из цикла «большое видится на расстоянии» (отдельные цитаты из оригинала на сайте МК):

Три года назад мучения на этих (под Тверью, прим. М.Аф.) 30-градусных подъемах  стали платными — 150 рублей за одно катание. Больше я там не катался. Не потому, что мне жаль 150 рублей, а потому, что я считаю абсурдом плату за пот и терпение на лыжне. Лыжи — это не аквапарк, не аттракцион. Но и под Ярославлем мне потом приходилось платить — за участие в соревновании даже у ярославских детишек деньги собирают! Поскольку, как мне объяснили, государство отрезало финансирование провинциальным лыжным базам.
А в Скандинавии — тысячи километров отличных лыжных трасс готовятся и эксплуатируются бесплатно, как стратегический государственный ресурс народного здоровья.  

Я — немец и не все понимаю по-русски. Например, я не понимаю, почему в Москве вход в бассейн в три раза дороже, чем в Берлине. Почему ближайшая велосипедная дорожка находится в Минске. А если вы вдруг встречаете бегуна на набережной Москвы-реки, не стоит обращаться к нему, если вы не знаете английский, — в 90 случаях из 100 он иностранец.  
Огромная и великая Россия становится очень маленькой спортивной страной. Но с великими претензиями к своим спортсменам.  

Крутые русские простыми лыжами уже не пользуются. Как не пользуются “Жигулями”. А вместо слова “физкультура” говорят “фитнес”. Простые лыжи — “это отстой”, как коротко и внятно недавно объяснила мне одна очень симпатичная москвичка.  
Новый русский мейнстрим требует пафосного и дорогого спорта. Мне кажется, что в России вообще скоро не будет признаваться ни один вид движения, при котором нельзя сидеть и иметь под ягодицами большое количество лошадиных сил.  
На лыжных трассах в Красногорске разъезжают толстяки на японских снегоходах. Шумят, воняют, понтуются друг перед другом и перед “отстойными” лыжниками.  
Тихая красота лыжной России уступает место тому, что я, немец, совсем не обожаю.