Караман Сергей о Дмитриевской сотне — 2006.

Караман Сергей о Дмитриевской сотне — 2006.

Караман Сергей о Дмитриевской сотне — 2006

Регистрация
Получилось так, что с любимой мной группой Дмитриева по субботам мне удалось покататься только в декабре 2005 и даже один раз пробежать ногами без лыж, когда 3 декабря еще не было снега. Не думал, что пеше-беговая прогулка мне понравится, но втянулся и понял, что даже от бега можно получить удовольствие. В январе не получилось, так как на новый год поехал в лыжный поход по незамерзшей Ладоге и вернулся к Рождественскому марафону 7 января (№ 1200), который тоже проходил в субботу. После почти сразу уехал на Эльбрус кататься на горных лыжах. Возвращение подгадал к этапу мультиспортивной гонки Адвенчур Кап (28 января — опять суббота). Потом 4 февраля Чемпионат Москвы по снегоступингу, а в следующую субботу мультиспортивная гонка Winter Racing. В итоге о регистрации на Дмитриевскую сотню я вспомнил только дней за пять до Праздника. Отправил по электронной почте письмо школьному товарищу Петрову Алексею с просьбой подсказать, как зарегистрироваться, так как телефон найти не смог, но видно антиспамерская служба признала мое сообщение своей работой и нещадно удалила вместе с ворохом настоящего спама. В итоге ответа не дождался и стал звонить действующему руководству группы, но все ниточки велись к Данилову Валере, который и занимался организацией питания на костре и регистрации результатов участников. При разговоре с ним мне было предложено поучаствовать в костровой команде или бежать вне протокола (вне конкурса). Единственное, что меня заставляет регистрироваться на всяких лыжных соревнованиях на 10-20 км, так это отсутсвие часов. Был бы секундомер, так и вообще бы не регистрировался, но на марафонах питание очень помогает. Проблема отсутствия общественной подпитки на пробеге была решена достаточно простым способом — взять с собой еду и термос с чаем, который думал все-таки наполнять на костре — ну не будут же, в самом деле, отгонять меня от кана с чаем! Организационные подробности маршрута по телефону мне поведал очень хороший товарищ Корнилов Александр — постоянный участник 100 километровых пробегов. Также он посоветовал мне взять алюминиевые палки, которые я оставил дома, так как понимал, что к середине дистанции у меня уже не будет сил поднимать эти «гантели» и толкаться ими. Взял обычные углепластиковые — легкие, но ломкие.

19 февраля
В отличии от таких участников пробега, как Анны Бурлиновой, пробудившейся в 4.40 утра для того чтобы успеть добраться к месту старта из ближайшего Подмосковья, я поставил будильник на 6 часов, но проснулся за полчаса до будильника, как это обычно и бывает, когда организм предчувствует что-то необычное. Хорошо позавтракал, так как полагал, что подкрепиться можно будет только сухим пайком: 4 глазированных сырка, сникерс, марс, два бутерброда с сыром, курага, 300 грамм печения «Ушки с маком» и 0,7 литровый термос с чаем. Сникерс я купил специально для того, чтобы настроиться на тот ритм участия в соревнованиях по поисково-спасательным работам (ПСР) в Брянске в ноябре 2004, когда за трое суток непрерывного движения вперед с пострадом (ударение на первый слог, означает пострадавшего) на носилках мы поспали всего 5 часов и съели по 4 сникерса!
В 7 часов я уже сидел в маршрутке, везущей меня от метро Речной вокзал до станции Долгопрудная. Психологически было очень сложно выйти без какой либо запасной одежды, причем все что было на мне одето, кроме флиски было предназначено исключительно для активного бега и не предполагало передвижение в прогулочном темпе, так как можно было бы замерзнуть. На весе экономил на всем и даже не взял «завязки» для лыж, поэтому долго гремел рассыпающимися лыжами и палками в полной маршрутке, пока пристроил их в проходе, держа в руках. На станцию Долгопрудная приехал в 7.27, что означало тринадцатиминутное ожидание. Подошла электричка до Икши, которая с Савеловского вокзала отправилась в 7.14. В гордом одиночестве в третьем вагоне от головы я ехал до Икши и думал о том, какое сегодня число, а воскресение ли и где все. Из окна вагона был виден красивый рассвет. Что-то есть в этом сказочное, когда огромный красно-алый круг поднимается из леса…
На станции Икша я увидел двух участников пробега, а через некоторое время подошла электричка (7.24 из Москвы). В третем вагоне от хвоста не было видно просветов, так как они были все заставлены лыжами. Заходим во второй, но и там лыжников хватает. Самые быстрые проходят в последний, так как старт на платформе Морозки в конце платформы. Вижу Глухаревую Юлю и очень удивляюсь, так как бежать даже 70 километров без петли длиной 30 километров для женщин достаточно сложно и по мнению Корнилова Александра не нужно, в чем совершенно с ним согласен.

Общий старт
Как двери электропоезда открылись, так время и пошло. Перебегаем через Дмитровское шоссе и одеваем лыжи. Выработав свой стратегический план пробега, иду размеренно и стараюсь раскататься. Чувствую внутри какую-то пружину, которая при каждом толчке распрямляется и успевает снова сжаться при следующем. Настроение отличное, состояние боевое. Главное не брать высокий темп и не сгореть на первой тридцатке, так как еще будет время выложиться. Успел посчитать убежавших вперед — двадцать человек.
Цель участия в этом пробеге у меня была следующая. Мне нужно было попасть в двадцатку, так как если бы это случилось, то Отвагин Алексей (старший) обещал взять меня в сумашедший лыжный поход по Хибинам. В этом походе устраивается базовый лагерь — пещера в снегу с душем и тоннелем в туалет, в котором можно было бы и отдохнуть от очередной 50-60 километровой радиалки с двумя-тремя перевалами за день. Но цель эта была очень хитро мною поставлена, мне нужно было еще и удовольствие получить от пробега, иными словами — ну не в этом году, так в следующем.
Через 15-20 минут после старта начинаю потихонечку догонять быстро стартовавших лыжников. В их числе оказался Глухарев Олег, Львов Вячеслав, лыжник в красных фонариках, с которым мы вместе приехали на Икшу и который собирался с Отвагиным Алексеем на Ладогу 23-25 февраля. На спусках отмечаю, что у Олега и Вячеслава лыжи едут также как у меня, а вот у «красных фонариков» фишера намного накатывают и ему часто приходится притормаживать и дело даже не в аэродинамике, а в скольжении. Долго не могу понять, почему с такими лыжами он едет в нашем паровозе, темп которого задает Глухарев Олег. Темп не высокий, но для начала пойдет — нужно втянуться и грамотно распределить силы по дистанции. Тут мы обгоняем «счетчика», который говорит, что мы 16-17-18-19. Не смотря на то, что хоть и говорят, что время старта у всех разное, эта ориентировка может быть с высокой степенью точности. Обычно те кто выходит раньше опасаются не успеть за день пройти сотку и не участвуют в распределении мест в первой двадцатке, а те кто позже и хорошо катаются, то им тоже это не особенно удобно, так как надо тратить много сил и времени на обгон 50-60 человек. Что касается обгона и разъезда с встречными, то в этом мне помогал номер с Рождественского марафона № 1200, который был удобнее номера с мультигонки Winter Racing тем, что у него были резинки внизу и не надо было его завязывать, хотя сам №8 был более уместен для ста участников марафона. Когда гуляющий лыжник видит спортсмена с номером, усиленно толкающегося палками, то ему даже не нужно говорить, что нужно пропустить. При разъезде, так вообще уступают не одну половинку лыжни, а всю, что намного удобнее для поддержания скорости. Проблему с секундомером я решил очень просто — время старта понятно, а время финиша спрошу у лыжников. Еще один плюс номера, заключается в том, что при описании гонки или описании себя на гонке при разговоре можно не говорить, что я был в синих штанах и черной куртке, а с номером 12:00 — «полдень». Узнаваемость на всех этапах гарантирована, что немаловажно при отсутсвии регистрации. Даже Александр Корнилов узнал меня по номеру и красной шапке «Московская лыжня».
Через час-полтора «красные фонарики» начинают рвать наш дружно идущий паравоз, ускорением на заснеженной дороге, на которую мы выкатились из леса. Львов Вячеслав оглядывается и принимает решение увеличить темп, но достать ускорившегося ему не удалось и мы с равными все увеличивающимися промежутками удаляемся от Глухарева Олега, благодаря которому мы втянулись в гонку. Львова Вячеслава я спутал с Венедиктовым Михаилом — то ли с памятью что-то, то ли они похожи. Михаил очень хорошо катается и когда в 2005 году на Рождественском марафоне я был 300-м, то он был 160-м, где я ему проиграл 10 минут. На Московской лыжне 2006 я ему проиграл 27 минут, а тут идем ровно и скольжение у него такое же как и у меня. Странно, думаю, то ли я прибавил, то ли он ослаб, но что-то неладное я заподозрил уже тогда.
Планируя раскладку своего питания я решаю питаться каждые 15 километров, так как будет глупо ехать с полным термосом до костра, да еще и опытный лыжник Корнилов Александр советовал пить до того, как почувствуешь жажду, то есть предупредить обезвоживание организма. Пролетаю «Раковский крест» — Т-образная развилка на Морозки или Поварово, где подкреплялось несколько человек, в том числе и мой советчик Александр. Через 500 метров я останавливаюсь и залпом выпиваю термос чая, подсыпая в стаканчик снега, чтобы понизить температуру очень горячего чая — специально налил кипятка, чтобы больше жидкости можно было поглатить вместе с растопленным снегом. Пока я подкреплялся печеньем «ушки с маком», меня обогнали Глухарев Олег, Корнилов Александр, … , Воробьева Татьяна. Татьяну я узнал только после того как она уехала вперед метров на двадцать и тогда я стал болеть за нее и кричать: «Татьяна, давай! Держи темп!» Похоже я ее напугал, так как она шарахнулась в сторону, думая что кто-то хочет ее обогнать. Вскоре я закончил питаться и нацепил облегченную напоясную сумку и поехал на костер. Я полагал, что привал находится примерно на таком же растоянии, которое я уже проехал — думаю, что я не сильно ошибся. Красивый лес, хорошее скольжение лыж, боевой настрой — все что нужно для отличного проведения выходного. Еду в гордом одиночестве, но тут вижу участника с номером «100». Присматриваюсь, да это же школьный товарищ — Петров Алексей в клубной Дмитриевской майке «100 км». Сообщаю ему, что у меня номер больше (1200 > 100). Тоже решил подкрепиться или что-то проверить. Стартовал он на 19 минут раньше основной группы. Догоняю девушку и начинается участок поля с глубоким снегом, в который бесполезно втыкать палки, так как пока они нащупают твердую основу, то их пора уже вытаскивать, а лапка, захватывает с собой снег и тормозит движение. Есть выход — толкаться палками не от земли, а от поверхности снежного покрова, правда толчок получается слабым, но это лучше, чем ничего, а приходится работать в основном ногами. Встречается приятное сообщени, что костер через 2 км, за 1 км — горячий чай, за 500 метров — каша стынет! Очень приятные сообщения.

Костер
Привал представлял из себя место для отдыха с двумя огромными кострами для лыжников и один кухонный костер на котором готовилась вкусная еда. Чтобы попасть на него нужно было переправиться через замерзший ручеек и сказать свою фамилию контролеру, аккруатно отмечавшего прибытие и отбытие каждого участника. Сообщаю, что я не зарегистрирован и пытаюсь пройти дальше, но меня вносят в протокол в графу «Не сдавшие денег» и фиксируют мое прибытие. Прохожу к костру и очень внимательная женщина из костровой команды вручает мне пакет с курагой, мандаринами, овсяным печеньем и пластиковой посудой. Говорю, что я не зарегистрирован и спрашиваю: «Сколько денег?» Получив отказ принять оплату стартового взноса, я решил обязательно рассчитаться с организаторами, так как не привык участвовать бесплатно или за счет других. Изумительный сладкий клюквенный морс стоял в больших канах, который я с удовольствием попил и заправил в термос. Появившийся Петров Алексей стал узнавать кто повесил таблички про чай и кашу. Можно было подкрепиться аккуратно нарезанными вафельными тортиками. Вижу, что Львов Вячеслав неважно себя чувствует — тяжело дышит и весь красный, думаю что ему нелегко ему дался первый этап. Не смотря на плотный завтрак, я не смог отказаться от овсяной каши с сочными сухофруктами и орешками. Очень вкусно. Повторил. Процесс питания проходил в темпе фильма «Солдат Джейн» — очень быстро. Не теряя времени мажу лыжи и уже готов выдвинуться на второй этап — 30 км петлю, как на промежуточном финише (транзитной зоне)появляется королева Российского мультиспорта — Анна Бурлинова! На мультиспортивных гонках ничего кроме как — «Пропустите!» или «Дайте проехать!» от звезды не услышишь, а тут совершенная противоположность — румяные щеки и добродушное настроение. Даже несмотря на боли в спине продолжает излучать позитив. Упустить возможность позаботиться о великой спортсменке было бы непростительно и показываю коробку с волшебными пакетами с содержимым, описанным выше и удаляюсь с хорошим настроением на второй этап — 30 км петлю.
Просматривая перед гонкой стартовый протокол, я понял, что попасть в двадцатку мне будет намного сложнее, так как победить мультиспортсменок Галухину Яну и Бурлинову Анну будет очень сложно, но можно.

 Петля
Узнав дорогу второго этапа, в 11.50 отправляюсь в «петлю». Начиналась она крутым подъемом с набором высоты не меньше 60 метров. Сразу за мной в 11.51 стартует Воробьева Татьяна, которую я признал только в конце подъема, когда она выдержала мой скоростной старт. Почему-то задав себе высокий темп я совершенно не подумал о том, что срочно нужно сбавлять обороты, так как впереди еще 60-70 км, но увлекшись держу настолько высокую скорость, что даже Татьяна скоро отстает. Выкатываюсь на участок дороги, расчищенной бульдозером до камней и земли. Не снимая лыж еду по ней и скоро ухожу на лыжню в лес. Вскоре появилось поле с глубоким снегом, а затем дорога с мягким проваливающимся снежным покрытием, на которой я и сбавил темп, где меня и обогнали Татьяна и другие лыжники. Когда потягивал вкусный морс из термоса, то меня накатил ребенок с мамой, которые тоже участвовали в пробеге. В течение 20-30 минут я потом догонял их, а когда обогнал было бы очень стыдно пропустить их обратно вперед, так как к тому времени я начал умирать, так как в буквальном смысле был «в петле». Места были знакомые, но добивало то, что не мог в полной мере толкаться палками. Было как-то не комфортно. Двигаться приходилось исключительно ногами. Потом начались прострелы лыж и тут я совсем скис, главное, чтобы меня не догнал ребенок. Эта мысль меня просто убивала. Когда петля стала заканчиваться на расчищенной бульдозером дороге, то тут у меня появился прекрасный повод оправдаться прежде всего перед собой и объяснить тот факт, что меня догонит ребенок с мамой. По примеру обогнавшего меня лыжника я снял лыжи и пошел пешком. Хорошая смена групп работающих мышц пошла мне на пользу, но бежать я не стал. Тут целыми эшелонами меня стали накатывать стартовавшие позже и в их числе ребенок с мамой. Немного подумав перед лыжным поворотом с расчищенной дороги на костер, решил не идти по дороге, а подождать каких-нибудь лыжников и за ними двинуть на костер. В транзитную зону — на привал я пришел полностью разобранный, ни о какой двадцатке, тридцатке и даже первых пятидесяти мест думать не хотелось и у костра я стал потихонечку приходить в себя.

Костер 15.10 — 15.50
Мое появление у пенька, на котором разрезали вкуснейший торт, было очень кстати, для меня по крайней мере. Мутными глазами видя вкусный объект, спрашиваю: «Можно попробовать?» Получив положительный ответ отрезаю кусок и мигом съедаю необыкновенный вкусноты торт. Только потом, я понял, что кусок был неприлично большим, где-то около 1/6. Но было уже поздно. Спасибо огромное бывшему владельцу торта, так как он вернул меня к жизни и я пошел искать что-нибудь горячее и соленое, например, суп. Изумительной вкусноты грибной суп был в канах. Настоящие грибы, а не какой-нибудь порошок был основой. В пластиковую миску поместились три полных половника живительного бульона, грибов, картошки… Так как я сидел рядом с гренками, то небольшая горсть отправилась в тарелку. Блаженство, которое я испытал от приема этого деликатеса, вернуло мне силы. Мне настолько понравился процесс поглощения супа, что я повторил еще раз. В третий мне захотелось попробовать суп из другого кана — тоже оказался грибным, но так как из него торчали свиные ребра, то тогда он мне показался вкуснее, хотя и без сметаны. На самом деле я думаю, что везде был один и тот же суп из белых грибов, благодаря которому я восстановился и нашел силы ехать дальше. Неожиданно для меня, появляется еще одна королева мультиспорта — Галухина Яна, но как это обычно и бывает вся измотанная и уставшая. Странно, так как Бурлинова Анна, говорила: «Я бегу 70 км и Яна тоже.» Предлагаю грибной суп, но Яна предпочитает попить чаю. Спрашивает у меня мазь и сообщает, что ей бы дойти до финиша и не до борьбы. С мазью меня опередил Корнилов Александр, который уже тоже пришел отдыхать и подкрепиться. Намазал лыжи и не стал ждать Яну, так как был уверен, что она меня догонит и дальше, возможно, пойдем вместе. Отметился у контролера и потихонечку двинул на финиш.

 Заключительный этап 15.50
Весь спортивный накал сгорел на втором этапе и я решил просто доехать до финиша. Ни о каких местах речи не было и я даже думать о них перестал. Втягиваюсь в процесс скольжения на лыжах. Удивительно, но через некоторое время начинаю получать удовольствие. Лыжник, который на второй петле обогнал меня как стоячего, теперь уже минут пять висит у меня на хвосте и не просит уступить дорогу. После этапов Лыжни России меня совершенно не беспокоит едет ли кто за мной или нет. Абсолютно все равно — иду своим темпом. Но на удобном расширении уходит вперед, но через десять метров спотыкается и падает. Успевает встать и через некоторое время снова спотыкается, но уже не падает. На третьем отрезке лыжня очень хорошая — твердая дорога, хорошая лыжня. Через 10-20 минут я настолько увлекся лыжным ходом, что у меня снова появилось желание бороться за места. Достаточно долго и упорно держу высокую скорость, но никого не удается догнать, так как очень долго сидел на костре — 40 минут, что является непозволительной роскошью в борьбе за места. Где-то через час появилась какая-то постоянно мелькающая тень впереди, которую я достаточно быстро догнал, но почему-то был уверен, что он уцепится за меня у нас будет борьба на финише. Но рассудив, что если мне удалось быстро его догнать, то и уехать от него будет не сложно. Так и получилось. Места знакомые, но последовательность сложных подъемов у меня перепуталась и я был уверен, что вот сейчас должен быть самый сложный подъем за всю историю походов с группой Дмитриева, а потом еще и опасный мост через речку в которую я с разгона один раз чуть не угодил. Но все это было на других маршрутах, а местность я узнавал отрывками. Когда стало темнеть, то у меня появилась новая цель — доехать до финиша засветло. Обогнал еще одно лыжника, достающего фонарь. Догнал двоих парней, но обогнать не получилось, так как стал доставать фонарь, потому что даже на полях стало темнеть, а уж в лесу-то скоро вообще ничего не будет видно. Мне нужно было еще открыть фонарь и переставить батарейку с «-» на «+», чтобы он не включался сам, что тоже заняло некоторое время. Заодно подкрепился курагой. Все — готов к финишному рывку. Жаль только, что не знал точно когда он будет, а так бы распланировал силы бы получше. Догоняю двоих парней, потом еще кого-то. Пошли какие-то туристы и чуть не пропустил финишный костер. Кричу: «Э-э-э-й. Финиш сотни здесь?» Слышу в ответ: «Здесь — здесь!» Подъезжаю, а сам Владимир Николаевич Дмитриев спрашивает мою фамилию, на что я ему отвечаю, что я не зарегистрировался, но он все равно требует. Отвечаю и оказываюсь на 24-м предварительном месте. Тут же ребята угощают чаем с сахаром и кусочком лимона. У меня трагедия — не попал в двадцатку. Не надо было у костра 40 минут сачковать, а нужно было работать, работать и еще раз работать. Причем отрывы какие-то смешные, которые можно было бы ликвидировать, но это уже пойдет на пользу в гонке 2007 года.
Отвагин Алексей (старший), поставивший условие попадания в двадцатку, сообщил, что у меня результат хороший, но в поход взять меня не может и не потому, что я не попал в 20-ку, а потому что у них уже очень много людей набралось — 11 человек. Но зато на следующий год обещал взять, даже если и не попаду в 20-ку. И все это оказалось шуткой, так как с его слов если кто бегает сотню, то это уже хорошо. В качестве утешительного приза предлагает сходить в трехдневный поход по Ладоге, но так как в это время недалеко от Ладоги проводится Винтер Экстрим, то решаю принять участие в нем, так как это кажется интересным, несмотря на то что команды нет и в лучшем случае разрешат бежать одному вне зачета.
Глухарева Юля, прошедшая 70 км, спрашивает попал ли я в 20-ку. Отвечаю, что нет. В декабре 2005, возвращаясь из очередного похода в электричке в компании с ней, Львовым Вячеславом и Завьяловым Вячеславом я реально прикидывал шансы и пытался узнать как можно больше о тех, с кем мне нужно было бороться. В итоге (предварительно) Завьялов 18, Львов — 20. Причем Завьялову Славе я проиграл всего 7 минут!!!
Такой же компанией, как тогда в декабре мы двинулись в Поварово. Замешкавшись с выходом на одну минуту, я догонял их километра 2-3 из 5. В какое-то время я потерял надежду их догнать и уже рисовал грустные перспективы ехать одному, как увидел троих знакомых лыжников.
Ехали мы на электричке Тверь — Москва, где свободных сидячих мест не было. Стоя поедали купленную еду и мои, практически нетронутые запасы. «Ушки с маком» напоминали больше сердечки, пригодился и бутерброд с сыром. Чай можно было не везти весь последний этап, так как нужды в нем не было. Когда я снял поясную сумку, то почувствовал огромное облегчение. На следующий год беру только курагу и никаких тяжестей вроде термоса, так как 30 км можно потерпеть и без чая. На платформе «Ховрино» вышел, а ребята поехали дальше.
Дома хватило сил принять душ и завести компьютер с каким-то фильмом, но вот после 10 минут просмотра подползти и мышкой нажать на сообщение об ошибке программы просмотра сил не было абсолютно, так как я превратился в какое-то аморфное состояние из которого не так просто выйти. Вот так лежал и смотрел на это сообщение минут 10-15, но потом все-таки добрался до компа, чтобы его выключить. Телевизор с пультом в таком разобранном состоянии смотреть намного легче.
Странное дело, но утром 20 февраля проснулся свежим и выспавшимся без чего-то шесть утра и включил телевизор, а там как раз давали старт мужской лыжной эстафеты 4х10 — причем не зная программы я удачно попал на самое интересное для меня в Олимпийских играх — лыжи.

От участия в 100 — километровом пробеге создалось ощущение, что побывал на самом торжественном мероприятии большой и дружной семьи лыжников. Особенно хочется поблагодарить костровую команду, которая создала уют для отдыха и приготовила много вкусных блюд, для восстановления истощенных лыжников. Реально приходилось выбирать: либо посидеть у костра и пообщаться, либо идти по трассе и показывать хороший результат.
Спасибо организаторам за такой чудесный праздник.

Взято отсюда

 
 
 
 
 
 
 

 

 

Если нужны совместимые картриджи CE285A в Rini.ru